На Соловки под парусами


Соловки, Соловецкие острова - символ советского ГУЛАГа, в наше время стали одним из привлекательнейших мест для туристов всех стран. Но не только это сыграло роль в выборе маршрута нашего путешествия. Главное заключалось в том, что находятся они в Белом море, не рядом с берегом, но и не очень далеко от него.

Наша группа туристов-парусников под руководством Васильева М.Р. сформировалась под «крылом» ТурЭкоЦентра «Глобус». В состав группы вошли: Романовы Юрий, Татьяна и их сын - Ваня, Пименова Татьяна с сыном Костей, Хананаев Юра с сыном Максимом, Сафронов Костя, Гудов Володя, Белякова Катя и Виневцева Наташа. Сначала, поездом мы доехали до г. Кемь, а дальше - на машине до побережья, небольшого поселка под названием Рабочеостровск. Здесь, на окраине Рабочеостровска, в те страшные годы располагалась пересыльная тюрьма и причал, от которого уходили баржи с заключенными на Соловки. Теперь от всего этого остались лишь обгорелые остовы, уходящие в море, и дикое количество колючей проволоки. Вот в таком «чудном» месте мы собирали свои катамараны, упаковывали продукты. Погода в эти дни была великолепная: незаходящее солнце круглые сутки, нестихающий ветер и море, периодически уходящее от берега. (В дальнейшем, все наше плаванье подчинялось только одному закону - приливам и отливам. Всякое отступление от этого закона каралось незамедлительно.)


Море сверкает, море грохочет,

То убегает, словно хохочет:

Хочешь поймать меня?

Вот же я — рядом.

Наконец, настал долгожданный день отплытия. Один за другим отчалили от берега катамараны: два «Альбатроса», «Ветер» и флагман нашей флотилии - васильевский тримаран. Сначала медленно, словно нехотя, а затем - все быстрее и быстрее катамараны уходили от берега. Радостная эйфория охватила все экипажи, от рулевого до юнг, но опытный мореход - Михаил Романович - зорко смотрел по сторонам и не терял бдительности, поэтому вовремя увидел догоняющую нас грозу. Как назло, остров, вдоль которого шли катамараны, был совершенно неудобен для стоянки. Началось соревнование между нами и грозовой тучей. Она все больше растягивалась по небу, медленно, но неуклонно нагоняя беглецов. И в один «прекрасный» момент грозовой шквал обрушился на катамараны и разметал их по воде. Михаил Романович со своим экипажем, умело маневрируя, спрятался под берегом ближайшего острова, а другие катамараны унеслись и скрылись из виду. Да, гроза была шикарная: по всему небу тучи клубились, сшибались, извергая молнии, гром грохотал со страшной силой. Но всему бывает конец, кончилась и гроза. Наш экипаж поплыл на поиски других. Вскоре мы соединились. В эту ночь гроза возобновлялась еще дважды, но большего ущерба она уже нанести нам не могла.

Последующие два дня, теплых и погожих, ушли на ремонтные работы: заново укрепляли мачту, вырванную из гнезда на белом «Альбатросе» у Романовых, чинили погнутую мачту у «Ветра» Юры Хананаева и клеили его баллоны.

Еще несколько дней мы плавали от одного острова к другому. Больше всех нам понравился большой и очень живописный остров - Немецкий Кузов. Сколько там было съедено грибов и черники! А с самой высокой точки острова мы увидели необыкновенную картину: острова, большие и маленькие, зеленые и совершенно голые, представляющие собой сплошные монолитные глыбы, - раскинулись по поверхности моря, а вдали, у самой линии горизонта, тоненькой полоской маячили Соловецкие острова.

Наступило еще одно утро после белой ночи. Ласково светило солнышко, дул хороший ветерок. Все было бы хорошо, если бы не одно «но»: дул он точно в противоположном направлении нашему движению. Катамараны широким фронтом, взяв курс на Соловки, двинулись крутым бейдевиндом.

Прямо по А.С. Пушкину:


Ветер по морю гуляет

И кораблик подгоняет.

Он бежит себе в волнах

На раздутых парусах.


В открытом море усилилось течение и ветер, которые медленно, но неуклонно сносили катамараны в сторону от нужной цели. Появилась перспектива «промахнуться» мимо Соловков и улететь в Баренцево море. К концу дня нам удалось высадиться на северной оконечности Соловецкого острова. Ура! Мы на Соловках!

Первыми жителями, приветствовавшими нас на желанной земле, были коровы. Хлеба-соли нам не поднесли, но приветственные крики были. Надо сказать, что на дальних подступах к островам нас встречали (а может, это мы встречали) еще одни представители местной фауны - тюлени. Этих очаровательных животных мы могли наблюдать (а также они нас) только издали. Проснувшись утром, от радостных мыслей мы потеряли бдительность: не проследили за графиком отливно- приливной «работы» моря. Наказание не заставило себя ждать: уже почти загруженные и готовые к отплытию катамараны оказались на песке, вода убегала буквально на глазах. В течение нескольких минут вместо поверхности моря перед нами раскинулся жуткий пейзаж: нечто песчано-каменистое, лужистое, покрытое кое-где водорослями фукуса пузырчатого и следами деятельности пескожила. Ожидание было грустным и неинтересным. В положенное время море вернулось, катамараны радостно закачались на волнах.

Галсами, вдоль берега, мы двинулись к Соловецкому Кремлю. Место стоянки было выбрано в губе Кислая. Входили в губу в полном тумане, буквально «на ощупь» двигаясь на веслах, определяя направление по спутниковому навигатору.

На знакомство с Соловками у нас было только два дня. Не тратя времени на завтрак и обед, мы, высунув язык, обследовали местные достопримечательности. Прежде всего — это Соловецкий Кремль. Монастырские стены поражают своей массивностью: громадные валуны лежат в основании стен. Неудивительно, что монастырь мог выдерживать серьезную осаду. С 15 века он считался одной из крупнейших крепостей земли русской. Главный храм крепости до сих пор не реставрирован до конца после страшных времен ГУЛАГа, но службы уже идут.

Удивительны климатические и почвенные условия Соловков. Здесь находится единственный в мире ботанический сад за полярным кругом, в котором растут яблони, сирень, роза морщинистая, желтая акация, кизильник и многое другое.

На второй день пребывания на островах мы решили познакомиться еще с одним уникальным творением рук человеческих - озерной системой. На острове большое количество пресных озер, которые соединены каналами. Берега каналов выложены валунами вручную. Существует два круга озер: большой - доходящий почти до горы Секирная и малый - приводящий в ботанический сад. Мы выбрали малый круг для путешествия на второй день. Как хорошо все начиналось: лодки легко скользят по глади озер, чайки садятся на воду, неожиданно открывающиеся повороты озер, среди которых не сразу обнаруживается нужный, ведущий к каналу, связывающему со следующим озером. В каналах совсем неглубоко, только-только для лодки, а сверху ветви деревьев, переплетаясь, образуют сплошной шатер. Мы так увлеклись всем этим, что не заметили приближения дождя. Нам не страшен был дождь на море, потому что у всех была нужная одежда, а здесь на берегу (почти на берегу) мы оказались не готовы к такому разгулу природы. Дождь лил, как из ведра, ветер швырял в лицо пригоршни воды. Пока лодки вернулись на станцию, все промокли до нитки. Весь оставшийся вечер пришлось сушиться у костра.

На следующее утро, солнечное и прекрасное, мы покидали Соловецкие острова. Хороший, веселый, но опять не совсем попутный ветер, ласково гнал катамараны вперед. Казалось, что обратный путь займет немного времени, и мы быстро доберемся до Немецкого Кузова. Весело журчала вода за бортом катамарана, но вдруг, почти у всех на глазах, рушится мачта у «Ветра». Все катамараны собрались вместе, «Альбатрос» Васильева взял «Ветер» на буксир, «Альбатрос» В. Гудова грустно кружил неподалеку. Движение резко замедлилось, появился сильный дрейф. Вскоре стало ясно, что войти в пролив к острову Немецкий Кузов мы не сможем. Для ремонта мачты у «Ветра» пришлось «свалить» по течению на ближайший берег, который представлял собой огромную груду валунов, покрытых мхом. Ни клочка ровной земли для стоянки мы не нашли. Ремонт порванной носовой ванты у «Ветра» занял часа полтора, но за это время стемнело (время белых ночей прошло), начался дождь и усилился ветер. На родной Немецкий Кузов шли в полной темноте, под хорошим дождем с ветром. Только опыт и мастерство рулевых: Васильева М., Гудова В. и Хананаева Ю. - помогло экипажам правильно ориентироваться и найти нужное место длд стоянки. Несколько дней ветер держал нас в своем плену на острове, но, улучив момент, когда он немного ослаб, мы покинули гостеприимный остров, на котором объедались черникой, грибами, а также наслаждались красотой природы. Потом была еще одна знаменательная ночь плаванья, но эта ночь запомнилась нам зеркальной гладью воды и огромной луной, заливающей своим светом разбросанные по воде острова. Но, к сожалению, и в эту ночь нам было лихо: пот заливал глаза, потому что приходилось здорово работать веслами.

И только последний ходовой день порадовал нас идеальной погодой: дул легкий попутный ветерок, ярко светило ласковое солнце, катамараны, распустив «бабочкой» паруса, легко скользили по морю. Вот и желанный берег: Рабочеостровск, сожженный причал. Но, боже мой, как жалко расставаться с морем! И лишь одна мысль грела душу: мы сюда еще вернемся!

Избранные посты
Недавние посты
Архив
Поиск по тегам
Мы в соцсетях
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square
НАПИШИТЕ НАМ
  • Facebook Social Icon
  • Google+ Social Icon
  • YouTube Social  Icon
  • instaznachok
  • Vkontakte Social Icon
  • Google Места социального Иконка